Про рыбалку

дом в деревне

1. О том, как меня не взяли на рыбалку

Когда я был маленьким, мне очень нравилось ходить с папой и старшим братом на рыбалку. Обычно меня брали с собой. До озера рукой подать. Немного порыбачим – и домой к обеду возвращаемся.
А однажды папе кто-то сказал, что надо ловить рыбу в другом месте, там ее полным полно, и вся крупная. Только добираться до того места долго надо. Папа с братом засобирались, накопали червей, набрали в рюкзаки еды, взяли термосы с чаем и всякие рыбацкие принадлежности, а меня решили не брать. Они называли разные причины, почему мне не стоит идти с ними. Говорили, что рыбалка любит людей усидчивых и спокойных, а я долго не выдержу;  что я после обеда спать должен, а там негде; что там лягушки водятся, а я их боюсь. И так далее. Я думал, что они меня все равно с собой возьмут. Но на рассвете они закинули на плечи рюкзаки, взяли удочки и пошли. Я стою, слезы утираю, а сестра меня успокаивает: «Подрастешь немного, тоже будешь ходить!»
Позже я понял, что папа меня пожалел. Когда они вернулись с рыбалки, у них совсем не осталось сил. Они рано легли спать и спали до одиннадцати утра. Я, если бы пошел с ними, конечно, не выдержал бы, начал ныть и только бы мешал им нормально ловить рыбу.
с удочкой

2. Кто себя плохо ведет, того на рыбалку не берем!

Прошлым летом, когда у папы был отпуск, мы всей семьей ездили к бабушке в деревню: я, папа с мамой, сестрица Любка и старший брат Вовка. Любимым папиным развлечением была рыбалка. Он пропадал на речке с удочкой целыми днями. Маме это не очень нравилось. Она говорила:
— Тебе там хорошо одному, сидишь себе, отдыхаешь, тишиной наслаждаешься. А я только за детьми и бегаю. Взял бы хоть пацанов с собой!
— Хорошо, возьму, — сказал папа. – Но при условии, что они сегодня весь день будут себя хорошо вести.
Я старался вести себя хорошо, но все-таки пару раз сплоховал. Полез на дерево, зацепился за сук и порвал новую футболку. Потом дразнил соседских гусей, а тетя Валя увидела и все рассказала маме.
Утром папа с Вовкой засобирались на рыбалку, а меня не позвали. Я во двор выбежал – а они меня будто не замечают. Уже к калитке подходят. Вовка гордый такой идет, изображает, какой он уже взрослый. Я, конечно, рыдать начал, думал, пожалеют. А папа повернулся и говорит:
— Я предупреждал, что возьму с собой только тех, кто хорошо себя ведет.
Любка стала меня жалеть и успокаивать, а мне так обидно стало, что даже захотелось свою удочку на глазах у всех сломать. Но я сдержался. А то бы точно меня больше никогда в жизни с собой не взяли.
А так через несколько дней я все-таки пошел вместе с ними.