Современная проза Востока

Название записи, конечно, амбициозное. 🙂 На самом деле, я не претендую ни на какой серьезный анализ. Просто в последние 2-3 года с интересом открываю для себя прозу современных писателей из Афганистана (Халед Хоссейни), Ирана (Махбод Сераджи), Турции (Орхан Памук).  И она меня радует. Точнее сказать, она меня трогает за живое. Мне кажется, те, кто не знают о романах этих писателей (других, вероятно, тоже), лишают себя удовольствия от знакомства с интересным, самобытным взглядом на наш мир.

Перечисленные выше писатели не живут в своих родных странах — кто-то переехал в США и занимается литературным трудом там, кто-то (Памук) уезжал на время из страны, возвращался, жил какое-то время на родине, потом уехал в места, где лучше живется и откуда, видимо, легче пишется. Это хорошо: издалека острее вспоминаются родные места, а события, кажущиеся местным наблюдателям обычными, приобретают иную, не замечаемую ими, окраску.

Ностальгия по соотечественникам, по любимой природе, по прошлому пронизывает романы авторов Ближнего и Среднего Востока. Какими бы жестокими ни казались времена, описываемые в книгах, чувствуется их огромная любовь к родине, желание увидеть будущее своих стран ярким, спокойным, мирным.

Язык, которым написаны прочитанные мной романы, прост и бесхитростен, но при этом очень красив.

Последнее на данный момент, что я прочел — это «Крыши Тегерана» Махбода Сераджи. Мой отзыв о книге можно прочитать здесь: http://upapashi.narod.ru/kryshi-tegerana.htm. В нем я делюсь своими восторгами о ней. Мне действительно очень понравилась книга.  Но здесь не удержусь и напишу, какие недоуменные вопросы у меня появлялись по ходу чтения.

Если с оценкой ситуации внутри страны все более-менее ясно (молодые герои романа осуждают реакционный шахский режим), то насчет других стран, их народов, их культуры в их головах ясности нет. Американцы хорошие или плохие? А русские? И одни, и другие получают то положительные, то отрицательные эпитеты. У начитанного Паши, кажется, не сформировано критическое мышление: он с одинаковым пиететом относится к Марксу, Фрейду и Войнич, автору «Овода». Впрочем, возможно, я слишком к этому юноше строг. «Революционер» Доктор тоже, кажется, не имеет целостного, стройного взгляда на действительность. Не умаляя его мужества и храбрости, отмечу, что его осторожно высказываемые мысли и поступки скорее напоминают фигу в кармане, чем осмысленный путь борца с режимом. Примерно таким же бесполезным, хоть и красивым, жестом выглядит тайное высаживание розового куста в переулке, где происходили трагические события.

Любовь в романе очень поэтична. Паша боготворит Зари, готов ради нее на любые испытания. Но что это за фигня про звезды? (Вон ту звезду видишь? – это ты…»). Так надуманно, так несерьезно это выглядит!

Интрига с самосожжением Зари и появлением в семье «покойницы» её кузины, Переодетого Ангела, недолго оставалась интригой и легко поддалась раскрытию. И все же… все же автору удалось обмануть меня; я успел поверить в то, что угаданное мной разоблачение оказалось ошибочным, а уж потом моя догадка подтвердилась. 🙂

Не очень понятной кажется мне логика Зари: вместо того, чтобы выйти замуж за любимого человека, девушка сначала дурачит его (из каких-то странных побуждений), заставляя его (сейчас будет спойлер!) поверить в собственный уход из жизни, затем уговаривает его уехать в США на учебу (кстати, это так просто? тогда тем более, надо было ехать с ним!), а уж потом вернуться в Иран и, может быть, если все будет хорошо, заключить брак и жить вместе (и, может быть, уехать из страны, которая поломала её семье жизнь). При этом она совершенно искренне, глубоко любит его…

Тем не менее, повторю, чтение этого романа доставило мне истинное удовольствие. Хочется пожелать и себе, и другим дружить и любить, как дружат и любят герои романа.

Крыши Тегерана

Сохранить