Об ошибках и опечатках, еще раз

В продолжение темы ошибок (многочисленных!) в средствах массовой информации, начатой здесь.

Недавно мы говорили об ошибках в центральных газетах. Сегодня подвергнем критике сайт радиостанции «Эхо Москвы», ежедневная аудитория которого составляет более 500 тысяч уникальных посетителей в сутки. Конкретно, достанется текстовой версии передачи «Родительское собрание», эфир от 20 сентября 2015 года.

Текст записывается (стенографируется?) на слух безымянными тружениками и выкладывается на сайт с небольшим сдвигом по времени. Само по себе это очень удобно. Интернет-пользователь может выбрать, посмотреть ему видеозапись эфира, послушать аудиоподкаст передачи или прочитать текст.

Конечно, записывать речь – дело не простое; помарки, опечатки, ошибки неизбежны. Люди, к сожалению, чаще всего не говорят на правильном литературном языке, ошибаются, и тот, кто записывает, вынужден повторять речевые, логические, стилистические ошибки. Кроме того, в передаче участвуют сразу несколько человек, ведут они себя самым непредсказуемым образом — друг друга перебивают, вставляют фразы-реплики среди чужого выступления, не дают закончить предложение… В общем, труду стенографистов не позавидуешь.

Делаем скидку на нечеловеческие условия труда и дефицит времени и прощаем описки/опечатки, а также, заодно, в пределах разумного – запятые, «не» и «ни», вместе или раздельно. Хотя, по-серьезному, лучше бы всего этого не было («неизвестный тебе рассказ», «Это экзамен невступительный, правда, был»).

Но есть ошибки вопиющие, по ним можно легко понять, что дело не столько в браке, сколько в уровне грамотности этих трудяг.

Судите сами:

— путанница

— интерпритация

— низпровергатели

— громозкость

— целепологание

В этих словах ошибки сделаны явно не по причине дефицита времени!

Но это были еще цветочки. Вот две ягодки:

— чучуть

— помойму

Нормально, да?

На фоне двух этих слов уже не удивляешься вот такому предложению, свидетельствующему об очень большой удаленности пишущего от русского языка и литературы:

Пилевин и Куэль

«Но опираться ты можешь на любое литературное произведение, хоть на Мураками, на Пилевина и на Куэля, то, что не проходят в школе.»

Понимаете? ПИЛЕВИН и КУЭЛЬ!

То, что это не опечатки – очевидно. Опечатка – это, например «зузбренный» вместо «зазубренный». Здесь случай другой.

Ирония ситуации состоит в том, что тема разговора — «Сочинение как главный экзамен: учимся мыслить или учимся списывать?»