Единый учебник по русскому языку. У меня несколько вопросов.

 Эхо Москвы Родительское собрание

Темой очередной радиопередачи из цикла «Родительское собрание» на «Эхе Москвы» было заявлено: «Единый учебник по русскому языку».

Участвовали известные учителя русского языка и литературы Сергей Волков и Сергей Федоров, а также Александр Адамский, научный руководитель института проблем образовательной политики «Эврика».

Концепцию преподавания русского языка и литературы, а немного ранее, истории, предложили депутаты Государственной думы, а затем поддержали члены Общественной палаты.

По укоренившейся традиции осуждать все, что рождается в Госдуме, у всех участников обсуждения, как и у ведущей эфира Ксении Лариной, точка зрения была единой: единые учебники – это плохо.

Заметим на секунду, что обсуждать собирались учебник русского языка, а обсуждали не русский язык, а литературу. Мне кажется, что между этими двумя предметами есть принципиальная разница: русский язык свободен от вариативности оценок, а вот литература, наоборот, жить без нее не может.

В связи с этим, сразу хочу сказать о главном, что, на мой взгляд, надо было заявить: «Мы против навязывания однозначных оценок в преподавании гуманитарных дисциплин». Если бы это было сказано, я бы, пожалуй, с этим согласился.

Но речь шла именно о свободе составления программ, включении в них определенных тем, произведений, авторов. Если такой свободы не будет, то это смерть, считают приглашенные на передачу ученые мужи.

Я двумя руками проголосовал бы за стандартизацию преподавания русского языка. Да, даже в русском языке присутствует элемент разности подходов к некоторым вопросам. Ничего страшного. В рамках заданной темы надо заявить о существовании разных концепций, и предложить ученику выбрать ту из них, которая ему больше по душе. А в тестах постараться избежать тех вопросов, которые предполагают различное толкование.

Возврат к единому учебнику – плохо, так как единообразие ущербно, оно загоняет учеников к стандартности и узости мышления, с ходу заявил Сергей Федоров, и с ним тут же согласились все остальные. А мне захотелось задать первый вопрос: а вы, Сергей, и вы, присутствующие, чувствуете себя ущербным? Вы получили ужасное образование? Оно сделало вас идиотами? Вы ведь учились по единым учебникам, не так ли?

Второе, о чем захотелось спросить: если вы считаете, что программы не должны быть едиными, а нужна свобода выбора, вспомните: вы сейчас произвольно включаете в программу преподавания все, что посчитаете нужным? Или у вас все-таки есть набор обязательных тем, из которых должна состоять программа обучения?

Кто-то из участников дискуссии привел в пример Иосифа Бродского, который сменил четыре школы, и ничего! Но при этом они забыли добавить, что он тоже учился по единым учебникам! И что, много он от этого потерял? – родился у меня третий вопрос.

Следующий вопрос у меня возник, когда речь зашла о набившем уже оскомину примере из жизни, когда пятиклассник, который переходит из одной школы в другую, находящуюся чуть ли не напротив старой, не вписывается в новые условия, потому что из-за разности учебных планов то, что он уже проходил, здесь еще не проходили, а то, что проходили здесь, не проходил уже он.

Казалось бы, этот пример должен быть однозначно истолкован в пользу стандартизации учебных программ. Но нет! Выступавшие привели вот какие ловкие аргументы:
— существующие стандарты образования сейчас предполагают не содержательная часть, не наличие багажа знаний у школьников, а некие компетентности, умения (например, понимать, воспринимать, грамотно анализировать)! То есть, совершенно не важно, какие ты темы охватил, какие произведения прочитал, важно уметь понимать, задавать вопросы, связно говорить и т.п.
— все равно у мальчика будут проблемы. Ведь главное в адаптации на новом месте не ЧЕМУ тебя учат, а КТО учит. И идеально было бы при переходе в другую школу захватить с собой своего учителя (ха-ха, какой тонкий юмор!). А раз такой возможности нет, то какая разница, соответствует твоя старая программа новой?

Итак, мой четвертый вопрос: вы хотите сделать переход ученика в другую школу минимально или максимально травматичным? Похоже, что максимально.

В начале передачи было сказано, что школьные учителя, якобы, в один голос заявляют: мы против! И на полном серьезе в эфире обсуждалось, что делать, если их не послушают – бастовать? Но ближе к концу тональность высказываний вдруг изменилась: большинство учителей («ну, не большинство, но очень много»), оказывается, просят, чтобы им сообщили список тем, вопросов, которые необходимо изучить со школьниками («но это они делают из-за боязни проверок», конечно, мелкие душонки!). Значит, все же нет единой точки зрения в учительском сообществе?